Среда, 23 Августа 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Алекс Гарин

Политическая близорукость 1

1

Вадим Красулин нервно пощёлкал зажигалкой. Пьезомеханизм, как водится, сработал только с четвёртого раза. Красулин поймал себя на мысли: что так разволновался? С чего бы?
Вообще-то, первые признаки волнения он ощутил ещё в автобусе, когда <Икарус> зашнырял по узким и пыльным улочкам пригорода, пробираясь к автовокзалу.
<Это ж город моей юности. Господи, почти четверть века не виделись!> - всё это можно было бы прочесть в глазах Вадима, будь такой дешифратор мыслей. Поди, изобретут когда-нибудь!
До электрички целых два часа. А не махнуть ли?
Мы опустим с тобой, читатель, диалог героя с собой, тем более что решение принято - Вадим Красулин бодро зашагал к остановке рейсового автобуса...
<Всё та же <восьмерка> и кондукторша, может быть, та же, только состарившаяся>, - подумал он, глядя на замелькавшие за окном витрины магазинов. Знакомые и, вместе с тем, неузнаваемые, чужие. Даже чуждые и враждебные. Зачем, зачем они изменились? Объевропеились, объамериканились. Согласен: красиво, современно, но... Но память о тех - неказистых, аляповатых, но каких-то родных и близких, тех из далекой юности - никак не мирится с буйством красок, керамики и нездешностью латинского алфавита.
<А вот и речка, здравствуй, старушка!> - Вадим уткнулся носом в стекло.
Много лет назад, по приезде в Сибирь, уменьшительно-ласкательное <речка>, весьма растрогало Вадима. Именно так, в речках, ходила милая его сердцу Колокша - скромный приток Клязьмы, где прошло беззаботное детство. И сибиряки называли далеко не хилый приток Оби речкой...
Кажется, приехали. Красулин проворно спрыгнул на тротуар. Так, сейчас скверик, а в конце... И что так застучало под рёбрами?!
Он сел на скамейку и застрелял зажигалкой. <Кажется, тогда он был жёлтым, парадно жёлтым, каким-то официально жёлтым>, - вспоминал Вадим, разглядывая ярко розовый двухэтажный дом с крыльцом, - видимо, недавно перестроенным, с потугами на евроизыск. Над козырьком неоновой трубкой было выведено: <Фирма <Вивитрон>.
<Возможно, Виктор Викторович Тронькин>, - подумал Красулин, а, поди ж ты!>
Да, именно здесь и был райком комсомола, именно здесь двадцать четыре года тому и обретался Вадим Красулин вторым секретарем районного комитета - сиречь секретарём по идеологии. Именно здесь и влепили ему выговор с занесением. А формулировка, формулировка-то какая! За политическую близорукость.
А дело было так...
Поручили Красулину организовать оперативный отряд. В помощь милиции. Хотя помощников у последней было предостаточно, все норовили в народную дружину - три дня к отпуску были не лишними. А комсомолу негоже отставать, более того, он и здесь хотел сказать своё задорное слово.
Оперативники не давали расходиться по жилам молодым кровям на танцплощадках и только что появившихся дискотеках. Как спелеологи обследовали сотни подвалов, накрывали сборища великовозрастных оболтусов, омрачая своими визитами их первые уроки табакокурения и вермутовыпивания.
Но всё равно не хватало романтики, и Вадим придумал... Стоп! Всё это было придумано задолго до него. Да, да - и боевое самбо, и каратэ. Правда, занимались этим тогда только в соответствующих органах. В спортивных секциях - ни-ни! Даже постановление вышестоящих было на сей счёт.
Красулин попросил знакомого тренера из райотдела милиции обучить оперативников восточным единоборствам... подпольно. Официально секция называлась <дзю-до>, а на поверку... На поверку каждый мог ощутить себя, пусть мысленно, не только Тосирой Мифунэ из фильмов Куросавы, но и тем кто покруче.
В секцию ходили даже девчонки. Впрочем, слово <даже> как раз и неуместно - их было почти столько же сколько и ребят. Красулин вспомнил, что особенно популярны среди девчат были занятия по истрепанной книжке на шведском языке. Он долго искал переводчика, обзванивал институты, но никто не <шпрехал> по-шведски. Случайно нашёл одного чудака в заводском техотделе.
Красулин запомнил многие рисунки, сопровождавшие текст. Перед глазами встала хрупкая, тонконогая <герла>, расправляющаяся с помощью дамской сумочки и туфельной шпильки с одним, двумя и, соответственно, тремя джентльменами, видимо, покушавшимися на её невинность.
Красулин регулярно ходил на тренировки. И не как секретарь райкома, а как рядовой ученик и послушник. С первых же уроков он стал замечать, что укрепляется не только его организм?- мышцы, связки и прочее, а закаляется дух, растёт, как было принято говорить, уверенность в завтрашнем дне. Поэтому вопрос о духе, об идеологии он поставил наиглавнейшим при  подготовке районного слета оперативников.
<Неплохо было бы пригласить ветерана комсомола, лучше участника войны, - рассуждал Красулин. - И вновь продолжается бой! - напевал он, кусая карандаш. - Эврика!> Красулин схватил телефонную трубку и набрал номер райвоенкомата.

Продолжение следует

Александр Замогильной
10.04.2017 227
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?