Среда, 23 Августа 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Алекс Гарин

Валька Чижиков 1

1

Электросварщик Валька Чижиков решил бросить пить. Причём, резко. Раз - и навсегда. Вот так.
Причина была вовсе не банальна, мол, здоровье пошатнулось или мастер пригрозил увольнением. Или, ещё чище, жена китайское предупреждение сделала. Вовсе нет. Во-первых, Валька был холостым-неженатым, хоть и шёл ему тридцать восьмой годок. Как-то не был он в чести у женского пола, то ли за крупный бугристый нос, то ли за изъеденное оспинами лицо, то ли за резкий взбалмошный характер. Скорее, за последнее. Во-вторых, у Вальки были золотые руки, и в каком бы состоянии он ни брал в руки держак, шов всегда был ровным и надёжным.
Больше того, мастер Сидоров сам зависел от валькиной благосклонности, когда нужно поварить сверхурочно или выйти в субботу. Ну, и в третьих, на здоровье Валька не жаловался и с похмелья не страдал.
Наутро после традиционной обмывки получки вся бригада дружно толпилась у сатуратора с газ-водой, потом так же дружно склонялась над унитазом. А Валька Чижиков был всегда как огурчик. Зануда Сидоров с пресной физиономией цедил на одной ноте: <Отсутствие рвотного рефлекса есть первый признак алкоголизма>.
<Зануда, что возьмёшь. А по мне, хоть так - зато похмелиться не тянет, а это, если тянет, опять же по-Сидорову, второй признак, если не стадия алкоголизма>, - думал Валька, привычно выбивая из держака оплавленный электрод.
Чего ж бросать-то тогда? Да было чего. После принятия на грудь солидной пайки спиртного, будь то в пельменной, пивбаре или на травке в скверике, Валька редко добирался до дому. Отключался и засыпал летом под кустом, на скамейке, зимой - в подъезде, куда его вёл, скорее, инстинкт самосохранения, чем последние проблески сознания. Отключался и во всех известных видах транспорта. На конечной остановке его грубо будил водитель, и дальнейший маршрут движения Вальки только Богу был известен.
Да, и это бы ничего, но после каждого такого сабантуя Валька чего-нибудь да терял. То ли сам терял, то ли его, готовенького, обшаривали нехорошие люди. В арсенале пропавших таким образом вещей были наручные и карманные часы, связки ключей, защитные очки, проездные билеты, зажигалки, кольца-печатки, янтарные мундштуки, перчатки, кашне и, разумеется, вся наличность. А раз сие, как правило, было в дни получки, реже?- аванса, то...  Думаю, понятно. После этого Валька <сшибал> по рублю и долго вглядывался в столовское меню, шевеля губами, подсчитывая, чтоб не вылезти из суммы. В эти дни позорного безденежья Валька отказывал себе в столь любимом стакане сметаны...
Последний раз у него пропала расчёска. Эка беда, подумаешь!
Но это на первый взгляд. Не простая расчёска, не пластмассовая, а дюралевая - из обломка американского самолёта. Во, какая. Подарок одноклассника Кольки Балабанова, который в прошлом году съездил по профсоюзной путёвке во Вьетнам. Расчёска была в форме бомбардировщика Б-52. На хвостовом оперении были нацарапаны слова Хошимина. Колька говорил какие, но Валька забыл. Колька говорил с понтом: <Слова дядюшки Хо>.
Обычно Валька не брал с собой эту расчёску, а если собиралась компания у него дома, он, как бы между прочим, доставал заветный обломок летающей крепости, причёсывался и, видя любопытные взгляды бражников, как бы между прочим, говорил, дескать вот какие штуки сбивали во Вьетнаме наши Ли Си Цыны...
Вообще-то его, Вальку, никогда и не тянуло к спиртному. Но уж больно он был компанейским, не умел отказаться, если предлагали положить за воротник. <Здесь ведь, как на рыбалке, - рассуждал Валька, - важна на сама рыбалка, а канитель перед ней>...

Окончание следует

Александр Замогильнов
15.04.2017 248
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?