Четверг, 19 Октября 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
В мире

Siemens Alstom: европейская попытка притормозить китайский локомотив

Авиастроение, автопром, теперь производство железнодорожного транспорта: французы и немцы продолжают объединять усилия на ключевых технологических направлениях.
До сих пор они жестко конкурировали друг с другом за заказы железнодорожных компаний планеты: европейский первопроходец в области высокоскоростных электропоездов, французская компания Alstom с ее знаменитым TGV, и немецкий концерн Siemens, выпускающий уже четвертое поколение высокоскоростных поездов ICE.
Конкурировали эти производители, в частности, и в России. В Германии государственная компания "Российские железные дороги" закупила сверхбыстрые "Сапсаны" (ICE) для маршрута Москва-Санкт-Петербург, а также скоростные "Ласточки", хорошо известные пассажирам не только в двух столицах, но, например, и в сочинском регионе. У французов РЖД приобрела скоростные поезда "Аллегро", которые обслуживают маршрут Санкт-Петербург-Хельсинки.

У поездов TGV и ICE будет общая платформа

И вот теперь Siemens и Alstom решили объединить свои подразделения по производству железнодорожного транспорта. Соответствующий протокол о намерениях был подписан в Париже вечером, 26 сентября, а 27 сентября там же состоялась совместная пресс-конференция председателя правления Siemens Джо Кезера (Joe Kaeser) и главы Alstom Анри Пупар-Лафаржа, которому предстоит стать руководителем нового совместного предприятия, на создание которого уйдет примерно год.

Ключевым заявлением на этой встрече с представителями международных СМИ стал ответ Пупар-Лафаржа на вопрос, означает ли предстоящее слияние, что в будущем во Франции и Германии будут выпускать не две разные, а одну общую модель высокоскоростного поезда. Французский топ-менеджер пояснил, что различным заказчикам нужны разные модификации поездов, однако у этих поездов может быть общая платформа, и Siemens с Alstom ее разработкой, скорее всего, займутся.
Таким образом, достигнутая договоренность, по всей видимости, означает конец самостоятельных проектов TGV и ICE и начало создания новой, совместной франко-германской (а фактически европейской) модели высокоскоростного поезда. "Мы превращаем в жизнь европейскую идею", — заявил в Париже Джо Кезер. В тот же день в Берлине официальный представитель правительства Германии Штеффен Зайберт (Steffen Seibert) приветствовал предстоящее слияние как проект "европейского и мирового значения".

Объединенный китайский гигант не оставил выбора

Весьма показательно, что Siemens и Alstom еще в 2014 году вели переговоры о различных вариантах объединения своего бизнеса по производству железнодорожного транспорта, однако договориться не смогли. В том числе из-за позиции прежнего руководителя французской компании и тогдашнего социалистического правительства в Париже. Теперь, при новом генеральном директоре Анри Пупар-Лафарже и новом президенте Франции Эмманюэле Макроне, взаимоприемлемое решение все-таки было найдено.

Однако дело не столько в новых лицах и даже не в новом, более рыночном политическом курсе (Париж готов в ходе слияния передать в частные руки долю государства в Alstom), сколько в значительно обострившейся с тех пор глобальной конкуренции. А именно: в объединении летом 2015 года двух китайских государственных производителей железнодорожного транспорта в мирового лидера отрасли CRRC с годовым оборотом, по данным агентства Reuters, в 30,5 миллиарда евро.
Для сравнения: выручка железнодорожного подразделения Siemens составляет порядка 8 миллиардов евро в год, у Alstom этот показатель равен 7,3 миллиарда. Иными словами, даже объединившись, французы и немцы будут зарабатывать на мировом рынке примерно в два раза меньше, чем их китайский конкурент. Выступая 27 сентября в Париже перед экономическими аналитиками, Джо Кезер сообщил, что новое совместное предприятие Siemens Alstom намерено к 2023 году выйти на оборот в 20 миллиардов евро.

Вслед за самолетами европейскими становятся поезда и автомобили

Так что задача обогнать китайского гиганта даже не стоит — речь идет всего лишь о том, чтобы хотя бы сократить разрыв. Эксперты не сомневаются, что растущая мощь конкурента из КНР просто не оставила двум компаниям иного выбора, как сомкнуть ряды, и указывают на то крайне сложное положение, в котором окажется теперь третий крупный производитель железнодорожного транспорта на европейском континенте — канадская корпорация Bombardier.

Осознанием того, насколько серьезной угрозой является конкурент из Китая, объясняется и тот факт, что предстоящее слияние приветствовали профсоюзы, даже французские, весьма боевые, назвавшие его "неизбежным". А ведь любое объединение таит в себе опасность сокращения кадров и даже закрытия целых заводов, поэтому профсоюзы одновременно выразили свою "серьезную озабоченность" социальными последствиями намеченной сделки. Правда, им дана гарантия, что в течение первых четырех лет увольнений не будет.
Явным прообразом будущей франко-германской компании по производству железнодорожного транспорта можно считать аэрокосмический концерн Airbus, основу которого составляют самолетостроительные заводы во Франции и Германии. А если учесть, что меньше двух месяцев назад, 1 августа 2017 года, завершилась покупка немецкой компании Opel французским автостроительным концерном Peugeot Citroen (PSA), то напрашивается однозначный вывод.
Германия и Франция, являющиеся в Евросоюзе локомотивами не только политической, но и экономической интеграции, в данный момент взялись за формирование по образцу Airbus еще двух европейских чемпионов на таком ключевом технологическом направлении 21-го века, как транспортное машиностроение.
И точно так же, как Airbus выпускает, по сути дела, европейские пассажирские самолеты, совместное предприятие Siemens Alstom будет выпускать европейские поезда и локомотивы. А Opel в составе PSA, соответственно, европейские автомобили.

nnm.me
30.09.2017 3394
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?