Вторник, 25 Июля 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
В России
Музыканты и продюсеры о том, стоит ли России бойкотировать «Евровидение»

Музыканты и продюсеры о том, стоит ли России бойкотировать «Евровидение»

Служба безопасности Украины (СБУ) на три года запретила въезд в страну представительнице России на музыкальном конкурсе «Евровидение» Юлии Самойловой. По сообщению ведомства, певица нарушила законодательство Украины, посетив в июне 2015 года Республику Крым. В Европейском вещательном союзе заявили, что «глубоко разочарованы этим решением, которое идет вразрез с духом конкурса и идеи его всеохватности». Российские певцы, музыканты и продюсеры о запрете СБУ и о том, стоит ли России принимать участие в конкурсе,— в комментариях .

Петр Налич, певец и автор песен, представлял Россию на конкурсе «Евровидение» 2010 года:

— Я сожалею. Украина приняла неправильное решение. Все турнирно-фестивальные мероприятия, в том числе «Евровидение», по своей сути призваны объединять, а не разъединять людей, народы и государства. И в той сложной ситуации, что у нас сейчас есть с Украиной, этот конкурс мог стать объединяющим фактором. Но с самого начала с обеих сторон было так много злобы и неготовности к компромиссу, что шансов использовать этот конкурс как нечто объединяющее не было и чего-то другого ожидать было трудно. Показывать конкурс надо: «Евровидение» — это не украинский конкурс. И чем больше мы будем сгущать краски и накалять атмосферу, тем хуже для всех: худой мир всегда лучше хорошей ссоры. Вина за это лежит на обеих сторонах. У меня с самого начала было чувство, что выбор нашей участницы был в определенной степени политизирован. Я не слышал выступлений Юлии Самойловой и ничего не могу сказать о ее певческом таланте, но при ее выборе учитывался не только голос. Все это выглядит очень уродливо с обеих сторон.

Музыканты и продюсеры о том, стоит ли России бойкотировать «Евровидение»
Филипп Киркоров, народный артист России:

— Я 20 лет был настоящим поклонником конкурса «Евровидение», несмотря на постоянные обвинения в политизированности, пристрастности, до последнего верил в объективность. Я считал, что настоящее искусство все равно сильнее, чем сиюминутные политические интересы. Но год назад я все увидел совершенно с другой стороны. За Сергея Лазарева своим кровно заработанным евро — а ведь голосование на конкурсе стоит денег: зрители отправляют SMS, звонят на платные номера, чтобы поддержать понравившихся участников,— проголосовала вся Европа. Зато так называемое компетентное жюри в тех странах, которые имеют определенные политические претензии к России, наплевав на мнение телезрителей, выставило самые низкие оценки. Какой смысл участвовать в соревновании, в котором просто сводят счеты с нашей страной? Позже мы увидели это и во время Олимпийских игр, а особенно на Паралимпиаде, когда спортсменов наших отстраняли даже не за подозрение в употреблении допинга, а просто потому, что они из России. Какой смысл ехать туда, где нас не ждут?

Евгений Герасимов, председатель комиссии по культуре Мосгордумы, народный артист Российской Федерации:

— По идее участвовать нужно во всем. Но теперь, когда нашей участнице запретили въезд на Украину, уже сложно что-то понять и, главное, предпринять. Решать теперь должны МИД, Министерство культуры и вообще власти страны. От деятелей культуры здесь уже ничего не зависит.

Музыканты и продюсеры о том, стоит ли России бойкотировать «Евровидение»
Юрий Лоза, певец, композитор:

— И очень хорошо, что не пустили. Какая она российская певица? Поет на английском, и вообще что в ней российского, кроме фамилии? Опять мы пытаемся популяризировать британскую и американскую культуру. Если бы она с нашей песней ехала, я бы переживал, так как она популяризировала бы нашу песню, меня как автора. Юля хотела в очередной раз доказать, что она точь-в-точь как ирландская домохозяйка. Не поехала и не поехала — мне то чего? Мне, как композитору, это даже хорошо. Это же нонсенс — наша исполнительница сидит учит английский язык, чтобы спеть песню от России. А конкурс этот давно выродился: он давно перестал быть тем, чем был вначале. Изначально в правилах было прописано, что конкурс ставит своей целью объединить Европу, чтобы у европейцев была возможность ознакомиться с культурой своих соседей. В 1980-х годах началось британское переворачивание всех под себя, ABBA запела по-английски, гордые итальянцы перестали туда отправлять своих артистов, заявив, что это не конкурс. Сейчас зрители ни слова не понимают, о чем говорят и о чем поют со сцены. И на хрен нам эта победа? Она нужна нам как папуасу теплые носки. Мало того, наш победитель Дима Билан не поехал же на европейские гастроли, он поехал на гастроли в Сызрань. Какой смысл побеждать, чтобы ехать на гастроли в Сыктывкар? Французы гордые — они по-другому поступили. Они плюнули на победы: они каждый год ездят на «Евровидение», но поют только на французском. Они знают, что займут там свое 15-е место. Патрисия Каас заняла 11-е место, но она самобытна, интересна и оригинальна. Ее знают во всем мире. А кто такой Дима Билан? Да никто. Он пытался понравиться ирландской домохозяйке, но зачем он ей, когда у нее есть свои такие же? Он же не показал ей что-то интересное, самобытное, российское. Показал все то, что есть у них, только в худшем исполнении. Сейчас должна была Юлия Самойлова показать то же самое, только в худшем исполнении. Мы за безумные бабки купили песню для нее у американца и израильтянина. Люди, мозги включите. Понятно, что ребятам с «Первого канала» надо популяризировать английскую культуру, чтобы ездить туда в командировки и крутить бабло. А мне зачем это нужно? Нашей стране зачем это нужно? Никому это не нужно, кроме них, вот они и устроили междусобойчик на федеральные деньги.

Музыканты и продюсеры о том, стоит ли России бойкотировать «Евровидение»
Денис Майданов, певец, поэт, актер, музыкальный продюсер, заслуженный артист РФ:

— Бойкотировать можно. Я вообще считал, что стоило пропустить этот конкурс и не портить себе настроение. Вообще, «Евровидение» немножечко приустарело, изжило себя, и России имело бы смысл сформировать новый фестиваль, который включит в себя другие территории — что-то типа «Евразовидения». Думаю, многие наши соседи с удовольствием примут в нем участие. Даже с точки зрения геополитики это сейчас более интересно.

Игорь Сандлер, советский и российский музыкант, музыкальный продюсер, заслуженный работник культуры России:

— «Евровидение» — раздутый конкурс. В США о нем никто не знает, а в Англии про этот конкурс не слышали больше 90%. А это страны—лидеры основных музыкальных течений. Но этот конкурс есть, он работает. Во все времена музыка была связующим звеном, поэтому депутаты не правы. Нам не надо опускаться до уровня украинских политиков. Нам надо участвовать и показывать этот конкурс. Музыкальные фестивали проводятся под лозунгами за мир и любовь между людьми. Музыка интернациональна, она сближает людей, и никакие войны и конфликты не должны влиять на музыку и культуру. Во время войны Черчиллю принесли на подпись бюджет, и он спросил, где графа с расходами на культуру. Ему ответили, что идет война, и он в ответ спросил: а за что мы тогда воюем?

Николай Носков, музыкант, певец, композитор:

— Не нужно было изначально участвовать в этот раз в «Евровидении». Речь не о бойкоте конкурса, а об элементарной безопасности и ответственности. Понятно же было, что там будет сделано все, чтобы нам было плохо. А мы еще придумали послать туда девушку-инвалида. Чего добивались: давить на жалость? Не надо было этого делать. Меня постоянно зовут выступать на Украину, но я не еду: мне там сейчас не до песен. Да и «Евровидение» сейчас стало скорее политической площадкой, неинтересной с точки зрения шоу-бизнеса. Так, конкурс, каких много, неинтересный ни для продюсеров, ни для профессионалов-музыкантов. Где ABBA и другие победители самого яркого периода его существования 1960–1970-х? Сейчас это примитивное шоу в стиле «Первого канала» для домохозяек и тем, кому за 60. Современная молодежь, и все, кто по-настоящему увлекается музыкой, «Евровидение» почти не смотрят. Так что смело можно было пропустить.

Марк Рудинштейн, продюсер кинофестиваля «Кинотавр»:

— Случилось то, что должно было случиться, поэтому я с самого начала поддерживал предложение не участвовать в конкурсе — нам там все равно из-за политики и дурости украинской стали бы всячески мешать. Участвовать в нем мы можем только с Кобзоном, тогда у нас большие шансы на победу. А с тем, чтобы не транслировать конкурс, я не согласен, показывать надо: мы же не знаем, насколько хорошим или плохим по качеству он будет.

nnm.me
23.03.2017 223
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?