Среда, 20 Июня 2018 года
Издаётся с марта 1930 года
Экономика
Не подавлять, а предотвращать протесты

Не подавлять, а предотвращать протесты

В ноябре прошлого года губернатор Аман Тулеев в одном из публичных выступлений назвал жителей южного Кузбасса, выступавших против варварских способов открытой угледобычи и фактического уничтожения нашей среды проживания и отдыха “отморозками”.

Напомню, что в словаре русского языка так называли убийц, грабителей и других особо жестоких преступников.

К сожалению, некоторые чиновники и силовики восприняли это чисто эмоциональное высказывание Амана Тулеева в буквальном смысле как сигнал с применению решительных действий, включая различные запреты, задержания и даже аресты протестующих жителей. И все это происходило в прошедшем году, который во всем мире и в нашей России отмечали как Год экологии, и продолжает происходить в текущем году.

Надо понять протестующих: ведь их действия являются жестом отчаяния - от полного бессилия защитить свои домики и огороды от уничтожения наступающими угольными разрезами. Также можно понять сочувствие им большинства горожан, лишающихся возможности отдохнуть и подышать чистым воздухом вдали от загрязненного Ново кузнецка, на который с окружающих его разрезов заносится угольная пыль.

Наглядным свидетельством этому служит выступление президента Владимира Путина 1 марта 2018 года, который в своем послании Федеральному собранию причислил Новокузнецк к числу самых загрязненных городов России. И в подтверждение этого приведу наглядный пример, наверняка знакомый многим новокузнечанам. При посещении нашей районной поликлиники на мой вопрос, почему так трудно записаться на прием к врачам узкой специализации, уставшая от подобных обращений медицинская сестра нервно ответила, что в городе катастрофически не хватает врачей, потому что выпускники мединститутов и тем более опытные специалисты, не желают переезжать в Новокузнецк, опасаясь за свое здоровье и здоровье своих детей.

Но не меньшей опасностью является невосполнимая утечка из города наиболее талантливых выпускников высших учебных заведений, ученых, инженеров, квалифицированных рабочих, причем не только в Москву и Санкт-Петербург, но и в соседние более благополучные по экологии города: Новосибирск, Томск и даже Кемерово. Но почему вдруг стал привлекательным административный центр нашей области?

Одним из ответов на этот вопрос может стать недавнее публичное заявление губернатора Амана Тулеева, что он не допустит строительство угольных разрезов вблизи Кемерова и особенно его суперэлитного района - Ясной Поляны, в котором он собирается жить после выхода на пенсию. Многие мои коллеги-ветераны надеются, что подобный подарок Аман Тулеев преподнесет и новокузнечанам, хотя бы к предстоящему 400-летнему юбилею города.

На фоне вышесказанного вызывает недоумение позиция городских властей, депутатов всех уровней и некоторых общественных организаций, замалчивающих эту важную для горожан и сельчан проблему.

Среди определенной части горожан по-прежнему бытует ошибочное мнение, будто главными загрязнителями окружающей среды являются металлурги, - и это несмотря на то, что за последние годы сталеплавильщики, доменщики, коксохимик, ферросплавщики и другие вывели из эксплуатации почти 40 процентов устаревших агрегатов, а на новых уста- новили эффективные газоочистки. Но, как известно, “свято место пустым не бывает”, и высвободив- шуюся экологическую нишу заняли угледобытчики. По статистическим данным, они за десять последних лет увеличили свое производство с 210 до 242 миллионов тонн угля, причем преимущественно наиболее грязным “открытым” способом и в наиболее густонаселенном южном Кузбассе, вокруг Новокузнецка.

Может быть, уродование земли угольными разрезами оправдывается экономическими выгодами? Упрямая статистика говорит о другом: угольный Кузбасс остается дотационным регионом, а его бюджет зависит от “подачек” из Москвы.

Малооптимистичен прогноз на ближайшее будущее. Дело в том, что основную прибыль угледобывающие компании получают от экспортных поставок. Однако наши зарубежные потребители - Китай, Южная Корея, Япония, Турция и западно-европейские страны, подписавшие Парижское климатическое соглашение, ускоренно переходят с “грязной” угольной генерации энергии на экологически чистую газовую. Именно с этой целью из России прокладываются в эти страны газопроводы “Сила Сибири”, “Северный поток-2”, “Турецкий поток”.

Помимо этого, на территориях “опережающего развития” в Южной Якутии, Тыве, Приморье, расположенных вблизи морских портов, также увеличивается добыча экспортного угля, более конкурентоспособного в сравнении с Кузнецким. Но просчитывали ли угольные олигархи этот фактор, продолжая дальнейшее строительство угольных разрезов в Кузбассе?

Вопрос не праздный. Ведь после запуска упомянутых газопроводов и угольных предприятий на восточных территориях “опережающего развития” Кузбасс лишится большей части экспортного потенциала. А это уже чревато остановками угольных разрезов, увольнением горняков и, как следствие, новыми протестными акциями, аналогичными тем, которые в 1990-е годы способствовали развалу СССР. Так что нашим властям надо помнить тот печальный опыт и научиться, как не подавлять силой протестные акции, а не допус- кать их. А для этого есть способы, проверенные мировой практикой.

Во-первых, приступить, наконец, к выполнению государственной программы реструктуризации угольной отрасли, провозглашенной в начале 2000-х годов и предусматривающей оптимизацию добычи угля на экономически и экологически оправ- данном уровне и организацию его глубокой углехимической переработки с получением продукции, обладающей более высокой добавленной стоимостью, например, сорбентов. Это позволило бы существенно уменьшить техногенную нагрузку на природу Кузбасса и одновременно повысить рентабельность его угольной отрасли. С тех пор прошло уже 17 лет, но реальных следов глубокой углепереработки мы не видим, хотя в мире она давно есть.

Вспомним, как решила подобную проблему в 1990-х годах премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер. Она законодательно ограничила добычу угля единственного Кардифского месторождения. Введя на него повышенный налог, но одновременно установила льготы углеперерабатывающим предприятиям, куда, по законам рыночной экономики, перетекли инвестиции.

Результаты налицо: Великобритания заняла на международном рынке углеграфитовых изделий одно из ведущих мест и ежегодно получает от этого многомиллиардную прибыль. Можно только пожелать нашему российскому премьеру Дмитрию Медведеву быть более решительным в этой проблеме и учесть опыт вошедшей в историю британской “железной леди”.

Во-вторых, следует выработать программу взаимодействия областной администрации с угольными компаниями в части ограничения их “беспредела”. Безусловно, мы одобряем созданную по инициативе губернатора Амана Тулеева практику ежегодного заключения соглашений с владельцами угледобывающих компаний. Но при этом в основном оговариваются социальные вопросы (повышение и своевременная выдача зарплаты, условия труда, различные льготы и другие), находящиеся в сфере деятельности профсоюзов.

По моему мнению, к выработке и подписанию этих соглашений следует обязательно приглашать представителей сельчан и дачников, чьи права нарушаются угольными разрезами. В этом случае можно более обоснованно оговорить потенциально спорные моменты: допустимое расстояние от поселения до разреза, технологическую трассу для вывозки угля, порядок и очередность рекультивации нарушенных земель. Не менее важно, чтобы перед очередным заключением соглашения владельцы разрезов обязательно отчитывались о выполнении предыдущего с информированием жителей через местные средства массовой информации. Надеюсь, что это позволит разрешать конфликты между жителями и угледобытчиками более цивилизованным путем и в определенной степени снизить накал протестных акций.

Юрий Канаев, почётный ветеран ОАО “Кузнецкие ферросплавы”, советник Российской инженерной академии, дачник. Пётр Бобров (фото).  

Юрий Канаев Угледобыча и экология 30.03.2018 1107
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?